Несмотря на то, что Олжас Сулейменов написал в 1996 году в статье “Золотая латынь” о наступлении конца массовой читательской эпохи, и книга гибнет, сам Сулейменов остаётся до сих пор яркой, интересной и широко обсуждаемой личностью в гуманитарной сфере.
Всем у нас есть дело до Олжаса. Многие хотят что-то подсказать ему, что-то исправить в его работах, порой не осознавая масштабов его планетарного мышления. Он выступает от имени миллиардов людей. Великий человек. Гений. И, конечно, гордость тюркских народов. Основатель нового научного направления – тюркославистики или славотюркологии.
Властитель дум XX и XXI веков. Основоположник аналитической поэзии. Лингвист мирового масштаба. Поэт, вошедший в первую десятку лучших поэтов XX века. Один из двадцати выдающихся мыслителей современного мира. И, наконец, по версии одного из американских журналов, “АЗ и Я” Олжаса Сулейменова стала второй книгой после “Архипелаг ГУЛАГ” Солженицына, подготовившей Перестройку и, по моему мнению, распад СССР… Мишель Мари Деза, родившийся в Москве советский и французский математик, специализирующийся в комбинаторике, дискретной геометрии и теории графов, бывший директор французского Национального центра научных исследований (CNRS), вице-президент Европейской Академии Наук, профессор японского Института науки и передовых технологи и один из трех редакторов-основателей Европейского журнала комбинаторики, однажды сказал: “ …В 60-е годы Олжас был интеллектуалом намного более продвинутым, чем все евреи Москвы”. Имя Олжаса навсегда вписано в историю освоения человеком космоса. Для нас космос – поэтический образ, созданный автором в ранней молодости. Текст.
Культура – это текст. Мы читаем космос как текст. Порой как текст Олжаса. Вчитываемся:
…Разгадай:
Почему люди тянутся к звездам?
Почему в наших песнях Герой — это сокол?
Почему все прекрасное, Что он создал,
Человек, помолчав, Называет — высоким?

Реки вспаивают поля.
Города над рекой — В заре,
И, как сердце, летит Земля,
Перевитая жилами рек.

Или:
Где другие границы Между частями света?
Океаны не покидают Землю,
Они верят, Солнце сердцем бьется в земле,
Оно верит, Мы сами Себя для жизни растим,
Мы ведь тоже верим,
что: Нет Востока, И Запада нет,
Нет у неба конца,
Нет Востока, И Запада нет,
Два сына есть у отца,
Нет Востока, И Запада нет,
Есть Восход и закат, Есть большое слово – ЗЕМЛЯ! …
Большое на всех языках!
Олжас, как никто другой, глубоко понимает и осознает значение научных открытий, научных поисков. Да, мы находимся в космосе, мы – часть космоса, плывем по течению космической пыли, точнее, кочуем по неизвестному маршруту Млечного Пути. Цель одна – движение, движение – это жизнь, в космосе нет состояния покоя, космос – это пространство тревожного беспокойства, и мы должны выстоять, выжить, если отбросить некоторые научные предположения и прогнозы, пока мы одиноки во Вселенной. И судьба человечества, находящегося в одной лодке, неразделима, и потому мы должны быть едины, сострадательны и взаимосвязаны, чтобы выжить как уникальная цивилизация и неповторимая культура. Мы отличаемся тем, что мы – культура человеческая. Это наша есть и общность. Пожалуй, вслед за Жаком-Ивом Кусто Олжас мог бы сказать: “Я есть космос, и космос во мне”. Достоверно известно, что Вселенная произошла в процессе Большого взрыва. За какие-то доли секунды после Большого взрыва Вселенная приобрела нынешние масштабы и до сих пор медленно, но уверенно расширяется. Поэма с великим названием, определяющим суть наступающей эры, значение деятельности человека по освоению космоса и отражающим глобальных изменений в сознаний землян. Слова, которые начертаны на обелиске работы Рукавишникова на месте гибели Юрия Гагарина под Киржачом Владимирской области. И название, и слова – и есть Большой взрыв, создавший горизонт познания действительности человечеством. Человечество вырвалось вперед. Самое интересное, что слава Олжаса и признание его ума, большого таланта, также приобрели ныне существующие вселенские масштабы сразу после появления знаменитой поэмы, и стабильно и верно дальше распространились по всему свету. Олжас для нас есть и будет как для Франции Рене Декарт, Блез Паскаль, Шарль-Луи де Монтескье, Виктор Гюго, Жан-Поль Сартр, Альбер Камю. Как для Германии Иммануил Кант, Георг Вильгельм Фридрих Гегель, Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг, Иоганн Готлиб Фихте, Иоганн Вольфганг Гете, Христиан Иоганн Генрих Гейне, Фридрих Вильгельм Ницше, Макс Планк, Мартин Хайдеггер. Как для Британии Майкл Фарадей, Уильям Батлер Йейтс, Сэмюэл Батлер, Джеймс Клерк Максвелл, Стивен Хокинг. Он, как Резерфорд, разделивший неделимый атом, расщепляя знаки на временные промежутки, смог проникнуть в тайны древних надписей и угадать эпоху возникновения письменных памятников. История освоения космоса или летопись человеческого духа, шагнувшие во Вселенную и оторвавшиеся от Земли, начинаются с Гагарина и Олжаса, где поэт – автор, а Гагарин – главный герой. Эпоха зафиксировала две фразы: первая – “Поехали!” Юрия Гагарина и, вторая – “Земля, поклонись человеку” Олжаса Сулейменова. Масштаб Олжаса – поистине космический, и темы литературных изысканий, соответственно, космические. Он, будучи чувствуя себя сыном безграничных степных космических пространств, писал о космосе в космических же масштабах. Я бы сказал, космос начинается с казахской земли. Данный пассаж был закреплен творчеством поэта. Степные просторы Казахстана – это ворота в космос. Рождённый и воспитанный в космических степных просторах Казахстана, гостеприимство которого тоже велико, живя в юртах казахов-кочевников, похожих чем-то на космические корабли, Олжас приобрёл свойство широко мылить и стал вторым после Гагарина самым известным представителем Планеты Земля и гражданином Вселенной в космическую эпоху. Олжас, как пророки, пришедшие к народам Книги, принес в степь новый огонь. Огонь изменил Степь. И Степь трансформировала огонь. Следствием трансформации огня стала ночь, оказавшись вдруг солнечной. Солнечные ночи. На языке письма это означало Улыбку Бога. Улыбка Бога в камне обозначалась как поиск и стремление найти Родину Солнца. Луна, кочевавшая на рогах Быка, была убита на каменных плитах, и знаки, означавшие торжество луннопоклонничества, стали перечеркиваться в текстах. Люди убили Быка, чтобы увидеть Солнце. Параллельное развитие древних рисунков и абстрактных знаков, сопровождающее происходившие исторические события, было угадано Олжасом и отражено в его последних великих книгах. Но самая последняя великая книга – это “Тысяча и одно слово”. Солнечные ночи родились от нескольких вспышек в ночной степи. После освещения и просвещения, параллельные события в Степи начали пересекаться с канонизированными общечеловеческими историческими линиями, которые, казалось, шли и развивались по совсем другому направлению, но им когда-то удалось войти в хронику человечества, пока летопись находилась в руках Европы и авторами были люди Западной цивилизации… Таким образом, тюрки в доистории – это пересекающиеся параллели и общие персонажи общечеловеческой истории. Олжас зажег огонь в сердцах людей. И Запада, и Востока. Огонь абсолютной познаваемости мира и подлинной веры в человеческое будущее. Стихи Олжаса – это боевые кличи или походные песни идущих на сражение войск, на западном и восточном фронтах – без перемен, человечество, хотя и уходит все дальше и дальше в глубь космоса, все равно до сих пор не освободилось от предрассудков.
Он получил образование Каныша Сатпаева, а служил, как Алькей Маргулан. Но путь Олжаса – это путь Абая: любить свой народ бесконечно и любить человечество бесконечно. И если мы когда-нибудь совершим поход на Запад, повторив путь великих наших полководцев от сакских до кипчакских войск, то мы на боевом флаге начертим имя Олжаса, ибо на этот раз мы идем под предводительством поэта-мыслителя завоевывать мир и покорить Запад планетарным мышлением, глубоким знанием и осознанием единственности, уникальности и неповторимости нашей общей человеческой цивилизации, история которой исключает хронику войн и столкновений.

Дидар АМАНТАЙ
писатель, философ, кинематографист
Астана, 5-6 мая 2016 года

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here