Асель ОМАР

НА КРАЮ
Рецензия на фильм «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» («Three Billboards Outside Ebbing, Missouri»)

Автор сценария «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», знаменитых «Залечь на дно в Брюгге», «Семи психопатов», Мартин Макдонах и прежде получал самые высокие оценки критиков и зрителей, он обладатель «Оскара» за короткий метр, а кинокартина «Три билборда» получила главный приз Венецианского фестиваля и «Золотой глобус».
Но «Три билборда» – совсем другое кино по сравнению в предыдущими работами Макдонаха. Это фильм о чувственности и деятельном сочувствии, которые могут проснуться в самых, казалось бы, обычных и людях, не готовых к совершению подвига во имя гуманности. Тем не менее, оказывается, внутри человеческого сердца под спудом страхов, комплексов и стереотипов дремлет не проснувшаяся любовь к жизни.
Стоит отдельно сказать об исполнительнице главной роли Милдред – Фрэнсис МакДорманд. Ее человеческая натура, думается, органично обогатила роль сдержанностью, мужеством, это, будто каменное, лицо женщины, которой нечего терять, кроме боли. При бездействии полиции, особо циничном на фоне официальных государственных деклараций о демократии и правах человека, ей остается только отомстить за поруганную честь дочери и за ее гибель. Смелость и холодный рассудок Милдред в исполнении МакДорманд, – самое грустное и безнадежное, что есть в этом мире, это все, что есть у человека, оставшегося один на один со своим горем. Человек и его несчастье, отсутствие всякой помощи и даже сочувствия – максимально горькая и безысходная ситуация – таково начало фильма. Но эта ситуация сразу же, с первых минут киноповествования, начинает преображаться под воздействием воли одной женщины, решившей взять возмездие и установление справедливости в свои руки. И помогают ей немногие, самые обычные горожане, обыватели, вовсе не герои.
В знаменитом диалоге владельца похоронной конторы в первой сцене фильма «Крестный отец» мы узнаем, что полиция не защитила дочь гробовщика от надругательства, и отцу осталось одно – обратиться за помощью к мафии. И гробовщик получил эту защиту, не от властей, от бандитов, но какая для него была разница? Так начинается и так продолжается беззаконие.
Здесь же, в «Трех билбордах», мы видим одноэтажную Америку, один из медвежьих углов огромной страны. Видим и процветающую здесь беззащитность человека перед органами правопорядка, судами, иначе говоря, перед государством. Авторы фильма вскрывают на вид благополучную немоту многочисленных Кукурузвиллей и Йокнапатоф, в тихом омуте которых, как обычно, водятся черти. И черти эти оказались пострашней местных гангстеров, уличных хамов и бандитов-полицейских. Финал оказался непредсказуем. Авторы предлагают зрителям самим решить, совершат ли мать убитой девушки и бывший полицейский, перешедший на ее сторону, акт возмездия, или останутся на пути к нему? Кажется, что финальная точка не за горами, и убить защищенного всеми законами и мощью спецслужб насильника и убийцу для этих героев оказалось посильной ношей. До этой финальной точки у героев фильма остаются какие-нибудь полчаса пути, но этот путь не только физически ощутимый, это еще и путь их морального выбора, который авторы оставляют за границами киноповествования. Финал гуманный и непредсказуемый, в нем сошлись захватывающая интрига сюжетного кино и скрытый вопрос кино арт-хаусного.
Безусловно, «Три билборда» не вышли из ниоткуда, они есть естественное продолжение американской истории и политической борьбы, американской литературы в ее высших достижениях, и в целом – американской исторической драмы, которая не исчерпывается только лишь борьбой двух партий. Это борьба вечная, борьба мировоззрений, борьба маленького человека и системы. Отними у человека все – и ему уже ничего не страшно. Сюжет и трагедия «Трех билбордов» вырастает из тихой Йокнапатофы, «Осквернителя праха» Фолкнера, из этой южноамериканской жестокости и несправедливости, когда кажется, что выхода нет, но человеческое сердце делает невозможное, и смерть все же оказывается побежденной силой духа тех, кто хочет жить, и не просто жить, но сохранить и отстояв достоинство. Резкое, обнаженное противоречие между естественным сопротивлением жестокой несправедливости и убаюкивающими словами церкви о смирении метафорически точно показаны в сцене диалога Милдред и местного священника. Оскорбленная мать, поставленная в рамки крайнего выбора, не хочет забыться и смириться, не желает быть обманутой властями обществом, религией, она хочет действия, которое подсказывает ей сердце и на которое толкает ее само понятие о чести и справедливости.
Эта лента выросла из образов одноэтажной Америки, таких. Какие мы видим в картине «Красота по-американски», где нет борьбы мировоззрений, есть смирение и постепенное умирание в удушающей атмосфере натянутых улыбок и внешнего приличия, которые являются богами современного общества, на алтарь которых приносятся человеческие судьбы. «Три билборда» – это, если хотите, анти-«Красота по-американски», в этой ленте откровенное противостояние одного человека системе обострено до крайности. Бороться с системой, казалось бы, – заведомо проигрышное дело, но, повторимся, когда людям нечего терять, система дает трещину.
Этот фильм, как яркий билборд для всех нас, людей, мчащихся по автостраде жизни, говорит нам: оглянитесь, встряхнитесь, колокол звонит и по вам, и если не бояться, не спать, не находиться в плену иллюзий, если думать и действовать в согласии с собственным сердцем, то справедливость окажется и на вашей стороне, и тогда жизнь на самом деле преодолеет смерть.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here